12:14 

Город грехов. Глава 6 "Море"

Девушка Итачи
Мы ZERO! и Мы не чувствуем боли! Но если хочешь узнать, ЧТО ТАКОЕ БОЛЬ - ТРОНЬ МЕНЯ! ТРОНЬ!
Глава 6. Море

В последние дни Саске активно поддерживал связь с друзьями, которые остались на родине. Шумный блондин Наруто был его самым лучшим другом и отлично понимал парня. Они всегда всё делали вместе, делились секретами, иногда ругались из-за девушек, но оставались преданы друг другу, несмотря ни на что. Этим воскресным утром блондину явно наскучило переписываться по e-mail и он впервые за четыре месяца решил позвонить. Саске неслабо удивился, увидев его входящий звонок.

— Ё-ё-ё-ё-ё-ё-ё! Саске-теме! — снова эти бодрые вопли, порой так раздражающие Учиху.

— Какого чёрта ты стал тратить деньги на международную связь? — прозвучало в ответ вместо приветствия.

— Ай, брось, неужели я не могу услышать тебя «вживую»? На самом деле я сейчас расслабляюсь в онсэне и мне неудобно строчить тебе смс-ки, — ради убедительности он постучал по водной глади свободной рукой. — А ты чего не на море, Учиха? Я думал, что тебя из воды за уши не оттащить.

— Не трави душу. Этот старый упырь не даёт мне даже в клуб нормально сходить, не говоря о пляже.

— Но ведь ты уже ходил в клуб. Почему бы тебе не провернуть это снова? А хочешь, я поговорю с твоим отцом? Объясню ему всё как есть.

— Если ты хоть что-нибудь ему скажешь, я отправлю тебя по частям твоей дорогой Сакуре! — Учиха повысил тон, давая понять, что угроза была далеко не шуткой. — У нас с ним уговор и отец об этом ничего не должен знать, — Саске обессиленно рухнул в мягкое кресло.

— А как там твой красавчик художник? Ты ему уже ПОЗИРОВАЛ нужными местами? — Наруто ехидно засмеялся, привлекая к себе излишнее внимание посетителей онсэна.

— Узумаки, какой же ты придурок… — брюнет вопреки раздражению улыбался, закрыв лицо рукой.

— Что? Неужели он даже не пробовал? Саске, чего скрывать, даже у меня бы встал на тебя, будь я геем, — прибавил он шёпотом.

— Я не гей! — взревел недовольный парень. — Бисексуал, да, может быть. Ну хорошо, я расскажу тебе. Мы устроили свидание на крыше небоскрёба и у нас всё почти получилось.

— Почти?! Это как это почти? — негодовал Наруто, нервно бултыхая ногами под водой. — Вечно у тебя всё не как у людей.

— Я испугался. Наруто, он же парень! Парень! Понимаешь? Это тебе не Сакуру тискать за углом. Сисек там нет, зато есть кое-что другое.

— Ха-ха-ха-ха! То есть, жизнь не подготовила одарённого Учиху к такому повороту судьбы? — издевался блондин.

— Не понимаю, почему я до сих пор с тобой вообще общаюсь...

— Да потому что без меня ты бы стал размазнёй. Даттебайо! — Узумаки кокетливо подмигнул своему отражения в воде. — Короче, Учиха, бросай строить из себя школьницу. Ты же наследник крутого клана! И испугался другого парня, который до сих пор пляшет под твою дудку. Он либо полный кретин, либо действительно влюбился в твою смазливую морду лица. Всё, не хочу больше тратить деньги на пустую болтовню с тобой. Джа!

Как ни странно, но Наруто даже развеселил Саске, придав его мыслям чуть больше уверенности. Блондин всегда улыбался, даже если ситуация была слишком плачевной, он старался найти выход, вечно поднимал лишнюю шумиху и оставался всеобщим любимчиком. Саске был бескрайне благодарен тому за поддержку, вместо ожидаемого осуждения. С таким другом он не ошибся.

Но тишину прекрасного утра нарушил новый звонок. Саске едва не взвыл от горя, увидев на дисплее номер Орочимару.

— Ну что ещё?

— Хватит грубить старшим! — в голосе слышался весь ночной алкоголь. — Сейчас я приеду и быстро научу тебя манерам.

Саске сам скинул звонок, швырнув телефон на диван. Этот змей был пьян, зол и спешил вершить возмездие — нужно было что-то предпринять. За это лето он изрядно испил его крови, ломая все планы, заставляя подчиняться своим животным желаниям. Саске отлично понимал, что уговор его обязывает терпеть это всё, но сегодняшний день не подразумевал присутствие опекуна в его жизни.

Возня за дверью отвлекла парня от укладывания вещей в рюкзак. Орочимару ввалился в номер и нетвёрдой походкой направился прямиком к подростку. От него так жутко разило алкоголем, что сейчас самое время было закусывать.

— Мальчик мой, — он похотливо скалился, обнимая парня со спины, — разденешься сам или заставишь меня над тобой трудиться?

Острый удар под дых свалил Орочимару на колени, заставив согнуться пополам на полу. Спеша добраться до номера, он никак не ожидал встретить такого яростного сопротивления со стороны Саске.

— Извини, не в этот раз, — крепкая фарфоровая ваза со звоном сотен осколков разбилась о голову мужчины, разлетевшись по ковру.

Пульс прощупывался, а значит, опекун остался жив, как и рассчитывал младший. Не без труда ему удалось затащить бессознательное тело на кровать. На голове не было крови, что тоже радовало, ведь лишние вопросы ему будут ни к чему. Зашвырнув осколки под диван, Саске перекинул рюкзак через плечо и вызвал врача в номер, чтобы об этом мерзавце всё же позаботились пару дней, пока Учихи не будет.

Через двадцать минут его забрал у кафе Итачи, встревоженный столь внезапным звонком брата. Как только машина тронулась, Саске положил голову на руки, облокотившись о приборную доску. С парнем явно что-то случилось, ведь раньше он никогда не звонил, требуя встречи.

— Куда направимся? — сквозь солнечные очки он смотрела на Саске, остановившись на светофоре. Учиха медленно поднял голову, устремив уставший взгляд на дорогу. От стоящей впереди машины доносилась бодрая музыка.

— Андерсен, отвези меня к морю, — в голосе не было приказа, скорее мольба. — Я никогда там не был.

Итачи был удивлён, ведь парень прожил семнадцать лет на материке, и ни разу не смог выбраться за пределы Токио? Отец явно преуспевал в своей тирании. Загорелся зелёный, и машина вновь тронулась, поворачивая в сторону шоссе.

— Хорошо. У одного моего знакомого есть дом на побережье. Думаю, тебе там должно понравится, — мягкая улыбка коснулась губ Итачи. — И всё-таки, Саске, что произошло?
Младший откинул голову назад, наслаждаясь ветром из открытого окна, что трепал непослушные чёрные волосы. Машина несла его прочь от всех бед, к спасению, имя которому было Андерсен. Он надеялся на его поддержку и не ошибся, парень действительно безропотно исполнял все капризы певца. Метнув на заднее сиденье свой рюкзак, Саске принялся рассказывать об утреннем инциденте.

— ..тогда я и разбил вазу об его голову. Не беспокойся, я вызвал врача в номер, чтобы он не скучал, — парень опустил взгляд на свои колени. — Я понял, что это мой шанс устроить себе небольшие каникулы и позвонил тебе. Я ужасен?

— Ты достоин своей фамилии, — Итачи сделал глубокую затяжку и вышвырнул докуренную сигарету в окно. Бархатный смех успокаивал младшего. — И на сколько же дней я могу рассчитывать?

Саске довольно потянулся, закидывая ноги на панельную доску. Эта вольготная поза была откровеннее слов — он полностью вверяет себя в руки брата.

— Вернёмся сюда в воскресенье. У меня, знаешь ли, работа не спит, — он так же перебросил телефон через плечо на заднее сиденье, перед этим предусмотрительно отключив его. — Ничто не помешает нам хорошо провести этот уикенд!

Дорога до пляжа Лагуна-бич занимала всего час езды в сторону городка Санта-Ана. Саске закатывал глаза от восторга, если шоссе пролегало между аккуратно посаженных пальм, словно они в одном из тех голливудских фильмов. Ему до сих пор не верилось, что можно так просто взять и сбежать на край света, чтобы вдохнуть свободы в лёгкие. Ничто уже не довлело над головой: ни Орочимару, ни договор, ни семья, ни работа. Впереди его ждали лучшие дни.

— Почти приехали. Наш пляж будет за тем поворотом, — Итачи пониже опустил стёкла, что бы брат мог лучше разглядеть.

Саске широко раскрыл рот от изумления. Он будто попал на побережье Средиземного моря: на зелёном склоне росли, словно грибы, аккуратные белоснежные домики, окружённые косматыми пальмами. Побережье казалось просто белоснежным, чистейшая морская вода, в лучах яркого солнца, была лазурной. Маленькие яхты причаливали к порту, по морю плавали парусники. Это казалось сказкой. Их маленькой сказкой на двоих.

Машина свернула на тихие улочки с идеально выстриженными газонами. Здесь жизнь резко отличалась от бурного движения Лос-Анджелеса. Впереди медленно ехал фургончик с мороженым, привлекая внимание всех детей, которые спешили вытрясти душу из родителей за сладкий пломбир. Саске засмеялся, американцы казались ему такими забавными в своих капризах и отсутствии социальных рамок, как у него на родине. В детстве, если бы он начал клянчить у отца сладости прилюдно, то в очередной раз услышал бы о том, как он его позорит в глазах общественности.

Они припарковались на заднем дворе двухэтажного коттеджа с красной черепицей. Дом стоял у густых зарослей кустарников и высоких пальм, на которых не росли кокосы. Мохнатые ветки приветственно махали, встречая гостей. Итачи направился в дом, чтобы всё подготовить, а младший так и остался стоять в саду. Отсюда хорошо было видно безмятежный пляж и вздымающиеся волны, растворяющиеся пеной на песке. Море было совсем близко, и в ближайшем радиусе не наблюдалось жилых домов. Где-то вдалеке на побережье виднелась спасательная вышка, на которой скучал мужчина в оранжевой форме. Место было идеальным для такого отдыха. Андерсен превзошёл самого себя.

В доме пахло деревом и лаком для полировки мебели. Широкие доски были выкрашены в белый цвет, окна распахнуты и шифоновые занавески мягко трепетали на ветру. Мебель в прихожей сделана полностью из дерева. Большой круглый стол накрыт бардовой скатертью и сервирован на шесть персон. На полу гостиной лежала огромная шкура, возле которой стояла изящная тахта с кальяном. Здесь было уютно и очень гармонично. Саске встал на шкуру, утопая в мягком меху животного. Кому именно она принадлежала, он точно не мог сказать. Хотелось раствориться в этих ощущениях тепла и комфорта, позабыв обо всём.

— Наслаждаешься? Идём, я покажу тебе, где будем спать, — мягкий голос вырвал мальчика из мира грёз, и он покорно пошёл за ним на второй этаж. Наверху было три спальни и ванная.

— Выбирай, которая из них тебе больше понравится, — Андерсен стоял, прислонившись к дверному косяку. — Окна не выходят на море, так как ночью будет трудно уснуть под раскатистый грохот волн.

Саске заходил в каждую дверь, с любопытством разглядывая всё вокруг. В двух комнатах было столько света, словно солнце поселилось здесь. Стены оттенял мягкий кремовый цвет, окутывая своей безмятежностью. На огромных двуспальных кроватях были красиво разложены шёлковые подушки, как на обложках журналов из магазина мебели. И лишь одна комната была с тёмно-красными, почти бардового цвета обоями. Она выходила окнами в сторону заросшего сада и казалась не такой милой, как предыдущие. Стена у шкафа была завешена постерами американских рок-звёзд. Саске зашёл внутрь и сел на край кровати.

— Пожалуй, остановлюсь здесь, — он по-хозяйски похлопал ладонью по покрывалу. — Она мне больше по душе.

— Чего и следовало ожидать от тебя, — Итачи остановился у окна. — Как же нам быть, если и я её заприметил? Это спальня владельца дома. Он строил его, как гостевой, когда нужно было устроить небольшой отдых на побережье.

— Думаю, мы сумеем договориться, — младший лучезарно улыбнулся и направился в сторону двери. — Ты как хочешь, а мне не терпится познакомиться с Тихим океаном!

Меньше десяти минут заняли поиски шорт и сбор пляжной сумки. Предусмотрительный хозяин дома оставил в холодильнике много бутылок пива и воды, которые так же были отправлены в поклажу. Выскочив на улицу, Саске, недолго раздумывая, помчался по широким камушкам прямо к воде по извивающейся дорожке. Итачи закинул сумку через плечо и не мог сдержать улыбки — он осуществил мечту своего Отоуто. Чем не идеальный брат?

Мальчик скинул шлёпки прямо по дороге и, утопая ступнями в мягком белоснежном песке, остановился, зайдя в воду по щиколотку. Вот он — Тихий океан, так близко, так ароматен его солёный бриз. Волны ударялись о его ноги, слегка пошатывая, утягивая за собой, маня окунуться в их мир. На побережье было ещё не так много людей, что создавало ощущение приватного пляжа. Учиха распростёр руки, ощущая тёплые поцелуи солнца на ладонях. В этом месте было идеально всё.

Нежными прикосновениями Итачи сплёл их пальцы вместе и обнял брата сзади, оставляя мягкий поцелуй на макушке:

— Идём, оно не кусается, — и они вместе зашли в прохладную воду, подпрыгивая на волнах.

Оказывается, младший умел неплохо плавать, чем снял тяжкий груз ответственности с плеч Учихи. У линии буйков проплывали парусники, играя на солнце яркими цветами. Соль оседала на губах, пощипывала глаза, но абсолютно не портила это знакомство.

Когда же они почувствовали, что начинают замерзать, было решено перебраться на шезлонги, чтобы отдохнуть. Детская радость пьянила, и хотелось жить. Жить этим моментом, дышать этим влажным солёным воздухом. Саске растянулся на своём полотенце, зажмурив глаза. Время близилось к обеду, а его одолевал сон. Рядом слышались голоса, пролетавшие мимо чайки, тоже что-то выкрикивали. Мальчик немного вздрогнул, когда на его лицо легла тень, загородившая солнце. Он аккуратно приоткрыл один глаз и обомлел. На него сверху с довольной физиономией взирал Дейдара. Блондин опять натянул на голову свой дурацкий спасательный круг с уточкой и радостно щурился на солнце:

— Что, мелкий, думал отделаться от меня так просто? — он бесцеремонно приземлился на шезлонг, пододвигая отдыхающего.

— Вот все блондины такие сумасбродные? — Саске оставил ему больше места, свесив ноги на песок.

— Данна! Я их нашёл! — Тсукури энергично замахал рукой, привлекая внимание Сасори.

Красноволосый напарник уже направлялся к ним с большим зонтиком в руках. Судя по его лицу, он был чем-то явно недоволен.

— Какого лешего, Дей! Я что ли должен за тебя всё таскать? Я часа два возил тебя по магазинам, слушал все твои комментарии, нытьё, вёз тебя сюда час. А в итоге? Ты прохлаждаешься здесь, а я должен всё разгружать?! — Сасори резко пронзил зонтом песок, словно гарпуном шкуру несчастного кита. — Привет, парни.

— Саске, ты же не будешь возражать, — Итачи помахал Сасори рукой в знак приветствия, — если ребята побудут с нами? Я не думал, что ты захочешь отправиться в такое путешествие и абсолютно ничего не купил из еды. Если ты заметил, то у нас в холодильнике одна вода и пиво.

— Живительная влага! — довольно заметил Дейдара, представляя как пенный напиток наполняет высокий бокал.

— Ну-ка, марш разгружать машину! — Сасори схватил его за предплечье и потащил в сторону дома.

— Нет, они мне нравятся, — младший был рад, что собралась такая компания. — Может им помочь? — Саске уже привстал, чтобы уйти, как его перехватили ловкие руки старшего и потащили к воде.

— Они и без нас хорошо справятся, — и спорить с ним было бесполезно.

До трёх часов они играли в пляжный волейбол, так как с водным поло одним мешали волны, а другим ноги, гоняли по побережью фрисби, дрейфовали на надувном матрасе, который, под пристальным вниманием Сасори, надувал лично сам Дейдара. Он же преуспел в постройке чудесных замков из песка, которые сразу по завершению разносил в пух и прах, оправдывая свои поступки тем, что это искусство, а оно должно быть как чудесный миг, бах и бум!

Перекусив на пляже купленными морскими деликатесами, Итачи с Сасори отправились в дом, чтобы приготовить ужин из привезённых продуктов, а Саске решил остаться с Тсукури на Лагуна-бич, встречая его первый закат на море. Покинув парня ненадолго, он сбегал на второй этаж за гитарой, которую сразу приметил в углу у шкафа в той самой комнате с плакатами.

— О, а ты умеешь играть? — Дей по-кошачьи выгнул спину и потянулся.

— Так, немного. Пока мы тут бесились, я набросал пару строк в уме. Хочу не упустить их.

— Валяй! — конечно, его позволения никто не спрашивал, но промолчать блондин просто физически не мог.
Великолепные звуки испанской гитары рождались под шум волн и крики чаек:

«Мягкие тени не осторожны
Твоих движений и настроений
Лезут под кожу.
Нет, не спугнуть их
Раньше рассвета.
Вместе уснуть бы.
Странные рифмы лунных сонетов.
Навсегда

По влажным переулкам,
В лучах ночного солнца,
Гуляют наши мысли
И шепчутся о чём-то.
Не страшно не проснуться
И больше не печально.
Какие чувства, такие тайны.. »*

— Ты ведь о нём в этот момент думал? — Дей кивнул в сторону дома, лукаво улыбаясь.

— Не понимаю, о чём ты, — Саске нахмурился и решил отрегулировать пару струн, чтобы занять руки и не смотреть в сторону собеседника.

— Ты красиво поёшь, а знаешь, почему? Эта музыка и слова, они рождаются здесь, — блондин наклонился и коснулся пальцем в том месте, где у Саске так неспокойно билось сердце. — Я ещё в аквапарке на вас обратил своё пристальное внимание. Данна мне тогда надавал по голове за бурную фантазию, но я же вижу, что вы с ума сходите друг по другу.

— А я думал, что я неплохой актёр, — Учиха горько усмехнулся. Однозначно, все блондины обладали этим уникальным талантом — уметь расположить к себе и погрузить собеседника в комфортную обстановку. С ним хотелось говорить о том, о чём порой было неловко просто подумать.

— Ну, ты хорошо держался на публике, после того, что у вас там творилось в его студии, — Дейдара победно покосился на Учиху, скрестив руки на груди. — Хотя весь твой вид просто кричал о том, чем ты мог заниматься пару минут назад.

— Ладно, сдаюсь! — Саске повержено вскинул руки вверх. — А вы с Сасори...

— Это длится уже второй год. Мы внезапно оказались напарниками и жутко раздражали друг друга. А когда босс решил, что, возможно, нас лучше расформировать, дабы минимизировать риски во время заданий, мы поняли, что больше не можем прожить друг без друга.

— О... — Саске замер с глупым выражением лица, полный заинтересованности к столь откровенному рассказу.

— Он и сейчас до сих пор причитает о том, какая тяжелая доля выпала на его голову в виде «болтливой блондинки», но я знаю, что Данна меня любит, — Дей перехватил гитару и начал дурачиться, нарочно фальшивя, исполняя известные песни.

— Тсукури! — раздался жуткий вопль со стороны дома. — Я оторву твои руки, как уже обещал давно! Прекрати насиловать мои уши! — вышеупомянутый Сасори вновь злился.

— Вот чёрт... — гитара вновь вернулась в руки брюнета. — Только бы ужина не лишиться, но ты, если что, замолвишь за меня словечко! — он подмигнул Саске и устремил свой взор к горизонту. — Солнце почти село.

Океан окрасился в тёмно-серый цвет, принимая на себя блики уходящего солнца. Маленькие гребешки волн разбивали слабую пену о берег, сливаясь с песком. Алый пылающий диск опускался всё ниже, забирая с собой это великолепное зарево, что окрасило всё вокруг. Чёрные очертания облаков напоминали мрачные тени, сопровождающие новую королеву неба — ночь.

* * *

— Скоро стемнеет совсем. Андерсен, будем ужинать здесь или во дворе? — Сасори ловко управлялся с приготовлением сладкого соуса к мясу с ананасами. — Ты там уснул?

— Думаю, здесь, — Итачи задёрнул шторку, отводя взгляд от окна. — А после посидим на улице. Ужинать и попутно кормить местных насекомых — сомнительное удовольствие, знаешь ли.

— Ты бы смотрел за мясом, а то уже все глаза проглядел за своим мальчишкой, — Данна кинул на него утомлённый взгляд. — Вы уже как-то обозначили свои отношения?

— Знал бы ты, Акасуна, как всё это на самом деле неправильно, не задавал бы мне таких вопросов, — Итачи горько вздохнул, открывая духовку. Свинина недовольно зашкворчала, потревоженная изменениями в температуре. — Через пятнадцать минут можно подавать.

— То, что ему ещё нет восемнадцати, это не такая проблема, если он и сам не против, — рыжий не отступал от темы.

— Всё куда сложней, чем ты мог бы себе вообразить. Я знаю о нём абсолютно всё, а он даже не знает моего настоящего имени.

— Во всей организации никто не знает твоего настоящего имени, — фыркнул собеседник, вытирая грязный стол. — Как только ты появился, сразу обозначил себя Андерсеном. Что такого надо было совершить в прошлой жизни, чтобы решиться прожить её заново?

— Общим счётом ничего. Просто всегда хотел сам творить своё будущее с чистого листа, — Итачи положил ладонь на плечо парню. — Прости, Сасори. Когда-нибудь, если звёзды сложатся, я расскажу тебе. Лучше у Дейдары выпытывай секреты, я не подходящий источник.

— Тоже мне... он не подходит для секретов! — Данна всплеснул руками. — По одной только улыбке можно сразу сказать — он просто страдает идиотизмом или опять где-то насвинячил, а мне разгребать.

— Так отдай его, — дразнил старший Учиха, зная больное место. — Тебе же не раз предлагали одиночные задания?

— Ты отлично знаешь, что он мой, — Сасори самодовольно улыбался. — Как же я могу бросить такое бесценное сокровище! — тут оба рассмеялись над столь уместным сарказмом.

— Зови их уже, а я пока накрою, — Итачи вынес мясо в гостиную.


Ужин проходил в непринуждённой обстановке, где Дейдара веселил собравшихся друзей своими байками. Сасори то и дело закатывал глаза, во время очередных невероятных историй, чем распалял Дейдару ещё сильней. Гостиная была искусно обустроена на морскую тематику: всюду стояли красивые шипастые ракушки, висели канатные верёвки, с распушёнными концами. Мягкий цвет красного бархата окутывал теплом этой летней ночи. Вкусную еду дополняло неплохое красное вино, что Дей так бесцеремонно отыскал в запасах хозяина. Сасори поначалу очень сильно протестовал, что Джордж об этом ничего не знает, но его успокоил железный аргумент возместить утрату позже.

— Я, вот смотри, даже этикетку сейчас отклею и в бардачок положу, — никак не унимался подвыпивший блондин.

— Я бы покурил кальян, если никто не против, — Данна подошёл к тахте и принялся разжигать угли.

— Здорово, пожалуй, этого тоже не хватает, — Итачи открыл шторку, за которой пряталась акустическая система, и добавил музыки. — Потанцуй со мной?

Мягким прикосновением он поднял брата и положил руки ему на талию, покачиваясь медленно в такт мелодии. Тсукури тоже перебрался на тахту и, пуская сладкий дым, как паровоз, наблюдал вместе с Данной за действием братьев.

Младший Учиха по началу чувствовал себя немного неловко, но встретившись взглядом с Дейдарой, который показал пальцами ему ОК, расслабился, понимая, что впервые за долгое время он попал в ту компанию, где не нужно притворяться и быть кем-то другим. Он положил руки на плечи Андерсена, подчиняясь новой зажигательной мелодии, которая требовала больше действия.

— Ты умеешь танцевать самбу? — вкрадчивый шёпот звучал, как вызов.

— Докажи, что ты лучше! — тонкие пальчики слегка оттолкнули от себя партнёра, чтобы изящно сделать несколько красивых шагов.

— Сасори-но-Данна... — Дей схватил парня за руку, — кажется, нас сейчас ждёт что-то интересное. Помнишь, что они устроили на том конкурсе?

Глаза в глаза, пара двигалась в зажигательном танце, изящно делая выпады руками, поражая красотой движения ног. Саске откинул упавшую чёлку с глаз, и в три оборота уже был прижал к Итачи. Пустив волну корпусами тел, они понеслись по залу, переплетая ноги так быстро, что наблюдавшие не успевали за ними.

Младший Учиха еле сумел перевести дыхание, как тут же был поднят в воздух красивым приёмом, и, сделав вертолёт ногами, ловко приземлился, соскочив с плеча старшего. Дейдара выронил трубку кальяна и совершенно не воспринимал ругани Сасори, отдалённо доносящейся до его сознания. Поддержка была выполнена на первоклассном уровне. Новый танец ног, борьба глаз, руки скользили по телам на доли секунд и вновь завораживали, приковывая взгляды. «Танцуй для своего любимого, если тебе не всё равно. Мой огонь внутри ослепительно ярок, даже когда его нет рядом» — раздавался в зажигательном ритме голос исполнителя.

Не менее изящно, на отведённую ногу Итачи, Саске завёл свою, подхваченный сильными руками за талию. Два круга, или три, он абсолютно сбился со счёта.

«Пусть струится этот жар, мне хорошо, пока он рядом. Ведь это он позволяет мне носить корону». Итачи обнял брата со спины, заводя его руку себе за голову, проводя носом по коже до самого плеча, ныряя за ушко, жарко выдыхая его имя. Затем разворот, руки младшего упирающиеся в грудь Итачи, вели его спиной, вновь устраивая ногами борьбу за нетронутый кусочек пола, пока не стихла песня.

Прижатый к стене Учиха широко улыбался, стараясь отдышаться. Он никогда бы не подумал, что младший брат умеет так двигаться. Сколько ещё талантов крылось за столь жгучим взглядом, который пронизывал его насквозь? Итачи мечтал открыть их все.

— Ну ни хрена себе! — воскликнул блондин, подскочив на месте. — Я думал, что вы в обнимку тут покружитесь и спать пойдём. А вы вообще меня лишили всякой надежды на то, что я лучший на танцполе!

— Он хотел сказать, что без ума от увиденного, — тут же перевёл Сасори, уводя взволнованного напарника наверх. — Было круто! Вы посидите, если ещё рано, а мы пока остынем и спать.

Без лишних слов Саске вывел Итачи на улицу, крепко схватив того за руку. Свежий воздух немного остудил разгорячённое в танце тело. Самба была его любимым направлением, когда он только начинал ходить на хореографию. В ней всё казалось динамичным, танец воплощал само желание жить. Итачи стоял рядом и курил, шумно выдыхая ртом дым. Они двигались так, словно давние партнёры, которые отлично чувствуют друг друга и могут не бояться упасть во время исполнения сложной поддержки. Это казалось невероятным для Саске, но старший отлично знал причину — разве можно ожидать чего-то иного от братьев?

— Хватит курить, ты себе все лёгкие испортишь, — ловкие пальцы перехватили сигарету и бросили её к ногам. Итачи пребывал в недоумении, ведь раньше брат никогда не переживал по этому поводу.

Но, не успел он это хорошенько обдумать, как горячие губы впились долгожданным поцелуем, растворяя все мысли в тяжелой голове. Итачи старался весь день держать определённую дистанцию с младшим братом, больше беспокоясь о его комфорте. Но, раз мальчик первым нарушил границы, значит можно было больше себя не сдерживать.

— Я скучал, малыш, — дразнящий шёпот в губы. — Боялся, что ещё не скоро увижу тебя снова.

Руки, соприкасаясь, ласкали тела друг друга, пытаясь вновь победить в соревновании, что бы определить, кто будет лучшим на этот раз. Словно в танце, Учиха ухватился за талию брата и вмиг поменялся местами, прижав мальчика к стене коттеджа. Вновь жадные до ощущений поцелуи, пальцы хотели запомнить каждый изгиб, любую мелочь, навсегда выжечь в памяти. Губы старшего перенеслись на шею, спускаясь игривой дорожкой поцелуев дальше по животу, пока он не оказался на коленях перед Саске. Цепкие пальцы с силой сжали плечи, останавливая парня в нерешимости. Он совсем потерялся в потоке бегущих желаний и опережающих их мыслей.

«..бросай строить из себя школьницу. Ты же наследник крутого клана! И испугался другого парня» — в голове, словно гром, грянул голос лучшего друга. И пальцы разжались, скользнув в густые чёрные волосы, чтобы приласкать застывшего в ожидании Итачи. Это молчаливое согласие сейчас было дороже всего. Нежно водя ладонями, он задрал майку брату до груди, чтобы скользнуть кончиком языка во впадинку пупка, ощущая, как напрягаются мышцы пресса. Саске не успел ахнуть, как его шорты оказались у самых ног, а проворные пальцы Итачи уже стянули нижнее бельё. Без лишних раздумий его влажные губы обхватили головку члена и вобрали всего целиком. Учиха кое-как нащупал кулаками стену и упёрся в неё, выгибаясь навстречу новым ощущениям, глубже толкаясь в рот мужчине.

— Какой нетерпеливый, — звонко чмокнув губами, Итачи оторвался от своего занятия и взглянул снизу на брата. Тот был прекрасен в своей полной отдаче чувствам, которые захлестнули с головой.

Влажный язык скользил вдоль напряжённого ствола, вычерчивая каждую набухшую венку, обводя острым кончиком головку по контуру. Но парень не мог долго выдерживать эту пытку и вновь толкнулся в горячий рот, с шипением втягивая воздух сквозь крепко сжатые зубы. Губы старшего плотно обхватили напрягшуюся плоть, дойдя до самого основания, целиком вбирая её. У Саске помутнело в глазах, когда член преодолел некое сопротивление и вошёл полностью. Горячие ласки сводили с ума, делая ноги ватными, посылая тёплые импульсы по дрожащему телу. Звуки разбивающихся о берег волн не долетали до затуманенного сознания, ничто не могло сейчас помешать этой эйфории. Лишь слабый вскрик с финальным рывком, чтобы оказаться ещё глубже, вернули Саске к реальности. Он только что излился в рот парню, который так страстно отсасывал у него на улице. Итачи встал с колен и поравнялся с братом.

— Думаю нам пора вернуться, достаточно для ночной прогулки перед сном, — он медленно вытирал большим пальцем влажные губы, пожирая взглядом раскрасневшиеся щёки младшего брата.

— Знал бы ты, как пошло это выглядит... — Саске не верил, что это происходит с ним здесь и сейчас, но зрелище было достойным звезды с неба.
Эту ночь они решили провести вместе, деля одну постель на двоих, так и не выбрав, кто же пойдёт спать в свободную комнату.

* * *

Утро следующего дня было наполнено солнечным светом, ведь никто вчера так и не догадался зашторить занавески. Итачи недовольно повернулся и удивлённо распахнул глаза: постель была пуста. Саске засыпал, нежно обнимая его со спины, а теперь вновь исчез. Давящая пустота накрыла парня с головой, разгоняя все остатки снов. Нужно было найти брата, чтобы просто убедиться всё ли в порядке.

Выйдя в коридор, он наткнулся на Тсукури, который сидел на лестнице и жестами приказывал быть тише. Подойдя ближе, Учиха увидел брата, сидящего на тахте с гитарой в руках. Он был полностью поглощён великолепной музыкой и абсолютно не слышал парней, которые незаметно подслушивали наверху.

«..Сладкие брызги воспоминаний
Смелые вдруг летают вокруг
Сбиваются в стаи
Мне б заманить их глубже куда-то
И в кулаке, в твоём кулаке
Надежно запрятать.
Навсегда
По влажным переулкам,
В лучах ночного солнца,
Гуляют наши мысли
И шепчутся о чём-то.
Не страшно не проснуться
И больше не печально.
Какие чувства, такие тайны»

— Он только что дописал новую песню, — благоговейным шёпотом пояснил блондин, положив ладонь на волосы Андерсена. — Мне кажется, ты крепко засел у него в голове. Будет жаль, если ты разобьёшь такое талантливое сердце.

Он похлопал Учиху по плечу и направился в спальню, где одиноко спал Сасори. «И в мыслях не было,» — решил брюнет, всё же спускаясь вниз.

— Доброе утро! — он сладко потянулся на ходу так, что его пижамные шорты грозились вот-вот упасть с изящных бёдер. — Как спалось, малыш?

Саске отложил гитару в сторону и поднял на него смущённый взгляд. Вчерашние шалости заставляли его до сих пор чувствовать себя неловко, словно школьника, которого застукали за проделками. Немного раздражала эта физиономия, словно ничего не произошло вовсе. Всё утро он не мог собраться силами, чтобы поднять голову с крепкого плеча, на котором проспал целую ночь, а этот тип стоял на кухне и заварил им кофе, как будто происходящее совсем его не касалось.

— Нормально, а ты спишь как убитый, — он принял предложенный кофе и с удовольствием отпил горячий напиток. — Я так громко возился с рюкзаком, пытаясь достать оттуда майку, что мог перебудить весь дом.

— Наверное потому, что у меня был отличный вечер, — и снова эта довольная усмешка, разбивающая в дребезги всё самообладание мальчика.

— Послушай, я просто поддался любопытству, — Саске свёл брови к носу и пытался найти нужные слова. — Откуда мне было знать, что это будет...

—...так прекрасно? — закончил за него мысль Итачи. Ему доставляло удовольствие вновь купаться в смущении брата.

— Господи, перестань... — Саске накрыл лицо руками, стараясь спрятаться от всего этого.

— А что в этом такого ненормального? Ты мне отлично дал понять, КАК сильно тебе понравилось, — Саске стал красным до самых кончиков ушей и готов был провалиться, если бы не недопитый кофе.

— О, давай спросим у других? — Итачи поднял взгляд на спустившегося с лестницы Дейдару. — Тсукури, окажи любезность, ответь: тебе же нравится, когда минет сделан с душой?

Если бы он мог вопросом сбить противника с ног, так бы и произошло. Блондин с дурацкой улыбкой издал нервный смешок, и буквально по стеночке просочился на кухню, оставив Итачи без ответа.

— Как красноречиво, — он со страдальческим видом потирал бровь. — Эх, надо было поймать Сасори.

* * *

Завтрак прошёл в полной тишине. Дейдара закрылся огромной утренней газетой, спасаясь от острых провокационных взглядов коллеги по цеху. Саске уже открыто веселился над чужим смятением, абсолютно позабыв, каково было самому. Наскоро запихнув в рот остатки жареных тостов с джемом, Дейдара встал из-за стола:

— Сасори-но-Данна, можно я пойду? — по-детски закушенная губа и пальцы, мнущие газетку.

— Да иди, — Акасуна проводил его раздражённым взглядом, а затем вернулся к завтраку. — Андерсен, ну-ка, что ты ему наговорил?

— Ничего я не говорил, просто поинтересовался, в целях сексуального воспитания подрастающего поколения, как он относится к качественному минету, — Учиха так же спокойно намазывал на тосты масло, а Саске вновь был готов уехать под стол со стыда.

— Идиот… — Сасори недобро покосился в его сторону. — У него же «тонкая душевная организация», Андерсен! Это не тебе потом приводить его в чувства и выслушивать все эти сопли. Достали. Ты виноват, значит, тебе мыть посуду! — и Данна последовал за сбежавшим товарищем, оставив парней наедине.


Весь оставшийся день они провели на пляже, дурачась и наслаждаясь отдыхом. Дейдара довольно быстро пришёл в себя после терапии Акасуны и уже скакал, как тюлень по волнам. Океан сегодня был особенно неспокоен и затруднял купание. Зато местные сёрферы вмиг облюбовали такую возможность и устроили шоу, выполняя жуткие виражи.
Ближе к пяти часам парни начали собираться, вызвали горничную, чтобы привести коттедж в прежний порядок. Женщина была очень приветлива и достаточно быстро со всем управилась.

— Спасибо за помощь, миссис Робинсон! — Саске вызвался проводить даму, попутно доставая бумажник. — Сколько с нас?

— А, не стоит. Ваш брат уже со мной расплатился, — женщина мило улыбнулась и вышла на улицу. — Счастливой поездки, мальчики!

Саске вернулся на кухню, где все собрались и пили лимонад, заботливо приготовленный миссис Робинсон. Он обошёл стол и ощутимо хлопнул Итачи по плечу.

— Ну что, брат, поехали? — Учиха в секунду выплюнул всё, что только что отхлебнул из бокала. Саске со страдальческим лицом принялся вытирать мокрый пол. — Извини, я не думал тебя так напугать. Забавно, что она приняла нас за братьев, да?

— Вообще, у вас есть что-то общее, — Сасори сверлил взглядом Учиху, пытавшегося откашляться и прийти в себя. — Глаза похожи, а в остальном... извини, Андерсен, но Саске куда сноснее тебя!

Дружный смех немного разрядил обстановку. У Учихи вся жизнь пронеслась перед глазами, стоило младшему назвать его братом. «Глаза похожи... да он вообще моя уменьшенная копия, идиот. Вот только волосы у меня от матери,» — усмехнулся Итачи и принялся собирать всех на выход.

* * *

Обратная дорога так же прошла в тишине. Братья молча слушали музыку и наслаждались поездкой. Было решено немного покататься по Лос-Анджелесу, показать младшему то, ради чего сюда съезжаются толпы туристов — голливудскую аллею славы.

Голливудский бульвар был полон народу, алое солнце отражалось в сотнях тысяч зеркальных витрин, погружая улицу в чарующую атмосферу уходящего дня. Саске, не дожидаясь особого приглашения, тут же ринулся на поиски знакомых имён.

— Смотри! Смотри! Джонни Депп! Андерсен, сфотографируй меня с ней!! — детский восторг было ничем не затмить.

Учиха носился от звезды ко звезде, позируя в отработанных позах. Глаза парня горели и без всяких вспышек. Они не замечали никого вокруг и были полностью поглощены процессом.

— А-а-а-а!! Тсукури, твою ж мать! — Сасори уже мчался к блондину, ставящему смачные поцелуи на звезде Дженнифер Энистон. — Кретин! Сколько ты ещё тут успел обслюнявить?!

Дейдаре сейчас было наплевать на гигиену, он дорвался до своих кумиров и хотел перецеловать каждого. Но под присмотром напарника это больше не представлялось возможным.

Протерев все звёзды своими джинсами, решено было расходиться по домам. Воскресный вечер подходил к концу, сгущая сумерки. Остановив машину за углом отеля, Андерсен протянул брату рюкзак. Отпускать совершенно не хотелось. За эти выходные они стали ещё ближе и Саске вовсе позабыл обо всех проблемах, оставленных за стенами отеля. Тёплая ладонь нежно сжимала колено, желая остановить время. Жаркий поцелуй, не боясь случайных прохожих. Его не хватит до следующего раза.

— Спасибо, — он мягко схватил зубами нижнюю губу брюнета. — Мне понравилось. Я не знаю, как тебя отблагодарить...

— Приходи ко мне с гитарой, — перебил его Итачи. — Будешь для меня позировать. Это то, чего я больше всего хочу получить в награду.

Лучезарная улыбка, мимолётный поцелуй в нос, и парень скрылся за поворотом, забирая с собой лучший выходной в жизни Учихи.

URL
   

Сладкие Грёзы в твоём кроваво-чёрном мире Мангекью

главная